Войти
  • Главная
  • /
  • WIKIPET-ЖУРНАЛ
  • /
  • ИНТЕРВЬЮ
  • /
  • «В такой маленькой стране не ведется статистика, а в некоторых городах даже нет пункта отлова – собаки умерщвляются сразу!»

«В такой маленькой стране не ведется статистика, а в некоторых городах даже нет пункта отлова – собаки умерщвляются сразу!»

wikipet.by

Анастасия Жаврид, руководитель центра по защите животных «Анималекс», рассказала WikiPet о проблеме отстрела животных в Беларуси, гражданской позиции соотечественников и возможностях достучаться до сердец чиновников.


Как давно вы занимаетесь защитой животных и что конкретно делаете? Есть ли успехи?

Сам по себе «Анималекс» начинался с инициативой группы – школы «Лапы закона», где я с 2012 года готовила зоозащитников и зоозащитных юристов, обучала их, как грамотно проводить общественные кампании, какие нормы есть в законодательстве.

Мы в соцсетях консультировали всех, кто обращался по поводу прав животных. В основном это были вопросы по жестокому обращению, потому что административная статья не работала. Когда ввели уголовную ответственность, ситуация улучшилась, и мы обратили свое внимание на проблему с отловом и отстрелом животных.

Например, в 2017 г. мы разослали запросы и собрали всю информацию по отлову и отстрелу животных в Беларуси. Выяснилось, что в такой маленькой стране нет единого подхода, не ведется статистика, а в некоторых городах даже нет пункта отлова – собаки умерщвляются сразу. При этом выделяются бюджетные деньги, но мы даже не знаем, как они распределяются, и кто за это отвечает. И почему Минск, который считается обеспеченным городом, полностью содержит «Фауну города» за бюджетные средства, а в Солигорске, который тоже является одним из богатейших городов Беларуси, нам говорят, что денег нет. При этом наши предложения о совместной деятельности с зоозащитниками там никто не рассмотрел.

Громких успехов у нас нет, пока мы скорее на этапе изучения ситуации - в текущем режиме проводим консультации, отправляем запросы и собираем информацию. Самое главное, что мы можем сейчас делать – это масштабное просвещение населения.


Что послужило толчком к созданию Центра и чем он занимается?

После нескольких попыток переговоров с исполкомами я поняла, что нужно регистрировать какую-то организацию, потому что просто в составе инициативной группы что-то сдвинуть с места крайне сложно. И 13 июля 2016 г. мы зарегистрировали Центр по защите животных «Анималекс».

Центр занимается правовой поддержкой владельцев животных и волонтеров, а также общественными кампаниями по 2 направлениям:

  • Мы следим за отловом животных и за тем, чтобы соблюдалось законодательство, и добиваемся отмены отстрела животных в Беларуси.
  • Пытаемся противодействовать жестокому обращению с животными.

Также мы начинаем работать в направлении опытов над животными: хотим, чтобы собак не использовали для опытов.


Кто в нем работает сейчас?

У нас нет сотрудников, только я оформлена там в качестве руководителя. В основном работают волонтеры. Периодически люди приходят, помогают много, но тема очень сложная и тяжелая, а конкретных результатов быть не может, и волонтеры не выдерживают и уходят. Сейчас из 10 волонтеров осталось только три человека, с которыми я сотрудничаю со дня основания.

Всю юридическую помощь оказываю я, так как являюсь юристом. Чтобы содержать организацию и оказывать помощь, мне пришлось открыть индивидуальное предпринимательство и консультировать бизнес. Сейчас у Центра есть бесплатная помощь и платная, что также помогает организации существовать.


А ваши волонтеры – кто они?

Сейчас в команде есть дизайнер, создатель сайта и два зоопсихолога. Есть юрист, но она, к сожалению, уехала в Польшу и может помогать только дистанционно. В основном это молодые девушки разных профессий, неравнодушные к проблемам животных. В общем, это люди, которые понимают, что адресной помощью изменить ситуацию не получится.


Можно ли сказать, что есть люди, у которых проблемы, и есть госорганы, а вы между ними связующее звено?

Да, можно сказать и так. Один из наших принципов – то, что обратившийся должен действовать сам. Мы не ведем его за руку и не идем вместо него. Мы можем предоставить информационную и консультационную помощь. В крайнем случае, мы можем сходить вместе с человеком в суд, в милицию, но нужно понимать, что мы не можем представлять чьи-то интересы (есть определенные ограничения в законодательстве).

Наш второй принцип – не работать напрямую с животными, как бы нам этого ни хотелось. Мы не можем помочь передержкой или адресной помощью – это не наша тактика. И подобную информацию в группе не размещаем. Хотя соблазн скатиться в это очень велик. Но если мы уйдем в эту сферу, наш фокус сместится, а невозможно заниматься и животными, и стратегией одновременно.


Вы хотите снять фильм об отлове животных: почему именно фильм и на кого он рассчитан?

У меня большой опыт работы в некоммерческом секторе. Я работала с правозащитными организациями, много ездила по европейским странам и встречалась с активистами. И проанализировав всю информацию, я решила, что фильм – это как раз то, что может затронуть людей.

Пока фильм в процессе создания на уровне сценария. Мы хотим запустить промо-ролик, чтобы собрать средства на съемку.

Сам фильм будет длительностью до 20 минут и рассказывать о том, как все происходит в разных городах.

Этот фильм предназначен для двух целевых аудиторий:

  • Все граждане Беларуси, которые захотят узнать, на что тратятся их деньги и что вообще происходит.
  • Госорганы, главным образом Министерство жилищно-коммунального хозяйства, ведь люди наверху порой не представляют, что происходит «в низах», на что идут эти деньги и как происходят эти убийства. А организация, принимающая решение (которая может изменить действующие правила) – это Министерство ЖКХ.


Как вы планируете его демонстрировать?

Вначале я думала залить фильм в Интернет и сделать тур по городам Беларуси с открытыми показами – это в идеале. Возможно, сложилась бы команда, которая могла бы провести эти показы и обсуждения, что делать дальше, в своих городах. А во время показов хорошо бы собирать подписи за отмену отстрела для Министерства ЖКХ. И затем, когда это турне будет закончено, идти на прием в Министерство ЖКХ с конкретными требованиями.

Если честно, я не очень верю в подписи. Цель, скорее – общественное обсуждение этого вопроса. Ведь никто не говорит про отстрел, а про опыты говорят много, хотя отстреливают гораздо больше собак, чем используют для опытов. Цель – чтобы люди тоже этим возмутились и начали обсуждать, в том числе в СМИ.


Вы сотрудничаете с какими-то организациями?

Мы в дружеских отношениях с «Эгидой», организацией «Кот и Пес», Центром этического отношения к природе, очень часто к нам обращаются зоозащитники из других городов.

Самые активные города – Минск, Гомель, Брест, Речица, Полоцк, Новополоцк, Солигорск и Витебск. В Витебске уникальная для Беларуси ситуация: зоозащитники добились собственного приюта, ЖКХ выделило им помещения. Правда, бюджет не оплачивает ничего и приют выживает самостоятельно, поэтому им очень тяжело.

Мы также планируем открыть свой онлайн-магазин, чтобы продавать стикеры, значки, наклейки.


Какая помощь вам нужна сейчас?

Помочь можно материально, а также делать перепосты и распространять информацию.

Еще нам нужны минимум 3 сотрудника: юрист, SMM-менеджер и человек, который будет писать тексты, но этим людям нужно платить зарплату, а сейчас у нас нет такой возможности.


Есть мнение, что в Беларуси тему животных тяжело «раскачать». Насколько это правда?

На самом деле, я вижу очень много сочувствия к животным. В правозащитном секторе я не видела такого сочувствия к людям, как вижу к животным. Но здесь случается другой перегиб – все ударяются в эмоции, а на эмоциях две реакции: либо дать денег (это проще), либо полностью закрыться.

Но как только мы выходим на уровень самоосознанности и ответственности, здесь все плохо. У нас в принципе все плохо с гражданской позицией. Нет такого, что человек выходит на улицу и понимает, что он здесь за все отвечает, это его место и его дом. Поэтому комментарии в Интернете о том, как все ужасно, раздражают. А что вы сделали, чтобы было не ужасно? Надо что-то делать, тогда что-то изменится.

И правовая культура у нас очень низкая. Люди не знают элементарных вещей и за себя постоять не могут, не то что за животных. И испытывают какой-то дикий страх перед властью. Любой сотрудник ЖЭСа – какой-то царь и бог. Иногда я консультирую, а меня спрашивают: а мне воду или газ за это не отключат? Какие воду и газ? Вы оплачиваете эти услуги!

Поэтому важно собрать какую-то критическую массу неравнодушных людей.


Вы пытаетесь сдвинуть непосильную глыбу. Что вас держит в этой сфере? Что дает надежду?

Люди, которых я встречаю. Все же неравнодушных людей очень много в разных сферах, которые «горят» своим делом. И если каждый будет чем-то также гореть, это очень поможет. Также поддерживают отклики обычных людей, которые говорят, что мы делаем хорошее дело, и готовы помочь.
«В такой маленькой стране не ведется статистика, а в некоторых городах даже нет пункта отлова – собаки умерщвляются сразу!»
Текущий рейтинг:
  • 4
  • Оцените статью:
(голосов: 1)

понравилось? поделись в соц. сетях

КОММЕНТАРИИ

toTop
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru